Строитель, который стал актёром

Автор: Татьяна Гостенкова; Создано 18.04.2023; Категория: Статьи

По итогам краевого фестиваля «Театральная весна-2023» актёр Ачинского драматического театра Сергей Сумин награждён «Хрустальной маской» в номинации «Лучшая мужская роль». В спектакле «Тихий шорох уходящих шагов» по пьесе Дмитрия Богославского он сыграл роль Митрича.

Мы встретились с ним в полупустом фойе театра. С первых минут выяснилось, что он из города Воронежа. В старших классах юноша играл в школьной театральной студии. Туда Сергей пошёл из-за желания побороть врожденную стеснительность: «На танцах стоял в сторонке, робея пригласить девчонку на танцы». После школы хотел было поступить на театральный факультет Воронежского государственного университета, но в приёмной комиссии отговорили из-за плохого зрения: «Вам на сцене постоянно будут светить в лицо софиты, станете видеть ещё хуже». Пришлось поступить на вечернее отделение исторического факультета другого высшего учебного учреждения. Про­учился там три года, работая токарем на заводе.

В 19 лет Сергей принял решение по комсомольской путёвке поехать в Сибирь строить КАТЭК, и при этом продолжить учёбу в краевом университете. Но походы в тайгу, романтика, все прелести молодёжной жизни так закрутили, что стало не до этого.

– Как вас встретил наш край?

– Был апрель 1983 года. Дождь, слякоть, тогда в Шарыпово были деревянные тротуары, чему очень удивился. Поскольку учился на историческом факультете, то знал, что такие настилы ещё в 9‑10 веках прокладывали в Новгороде. Признаюсь, что в Сибирь ехал, чтобы попытаться за год-два заработать большие деньги и вернуться в Воронеж. Но получилось так, что семья до сей поры живёт в Шарыпово. Я же, работая сейчас в Ачинском драматическом театре, снимаю здесь квартиру, а родных навещаю, как минимум, раз в неделю. На КАТЭКе я трудился более 10 лет. Хорошо, что в то время в Шарыпово был народный театр, а в 1983 году тогдашний мэр Жарко создал на его основе муниципальный, чтобы мы работали не бесплатно, а за деньги. В народном театре мы каждый год ставили один-два спектакля. Поскольку опыт у актёров был, а теории – ​нет, то нас отправили учиться на заочное отделение Красноярского института искусств.

– Сергей, а какая основная работа была у вас в Шарыпово?

– Строителя. Могу построить дом от фундамента до крыши, могу выполнить и отделочные работы. Кстати, очень люблю строительство, нравится придумывать какие-то приспособления для заливки бетона, класть кирпич, особенно, если он узорный.

091

– Почему же вы выбрали не эту денежную профессию, а остановились на актёрской?

– Вы бы за деньги вышли замуж за нелюбимого мужчину? Нет. Вот поэтому и я так поступил: сердцу не прикажешь. Театр запал в душу.

– А как вы оказались в Ачинске?

– Долгая история. В 2007-м когда дочь заканчивала школу, она собралась учиться дальше. А у неё не было ни компьютера, ни выпускного платья, ни денег на дорогу в большой город. Нужны были немалые средства, чтобы она училась в Томске и спокойно жила там. Пришлось сколотить бригаду. Строили всё: здание психдиспансера в селе Глядень, многоквартирные двухэтажные дома, даже до Тувы добрались. Потом наш работодатель умер, и я устроился в фирму, работавшую на НПЗ, лить фундамент. Неплохо получали, но потом я сломал руку. Это был знак судьбы. Решил заглянуть в Ачинский драматический театр. У меня там знакомая – ​главный художник Елена Сидельцева. В то время главным режиссёром был Андрей Черпин, шла подготовка очередного спектакля «Женитьба» по Гоголю. Он услышал мой голос: «О! Баритон!» И предложил роль, которая в окончательном варианте пьесы не прописана, но упоминается. Всего 4 выхода. Потом произошла ситуация, когда неким было заменить актёра. Пришлось учить текст, а через месяц режиссёр пригласил меня, а через две репетиции ввёл в спектакль.

– В нашем театре вы работаете с 2014 года?

– Официально. Но к Черпину я пришёл на год раньше.

– В вашем послужном списке в нашем театре много спектаклей и ролей в них. Какие роли были главными?

– Для меня основной принцип: лишь бы была работа, а не какая роль – ​главная или второстепенная, большая или маленькая. Интересно, когда роль такая, как, например, Барон в эпизоде спектакля «Скупой рыцарь» по пьесе А.С. Пушкина, или Генриетта Карловна в комедии «Авантюристки поневоле». Надо сделать образ, и пластически, и вплоть до походки, и голос. Смотрю за людьми, беру их пластику, манеры, привычки. У меня был один образ, просто до этого видел, что один парень, когда теряется, то начинает хлопать глазами, и взял эту его привычку в спектакль. Это была роль Миши по пьесе Николая Коляды «Мы едем, едем, едем…», которая была признана лучшей мужской на фестивале в 2001-м.

– Получается, что награду за лучшую мужскую роль вы получили не в первый раз?

– Да, горжусь этим. Митрич, роль которого я играл в этот раз на фестивале в спектакле «Тихий шорох уходящих шагов», в жизни совсем не похож на меня. Спектакль шел в зале, где была плохая акустика. Волновался, но только в первые минуты, потом вошёл в образ. Получать награды приятно…

Буду рад новым встречам со зрителями. Мы, актёры, этим и живём!

 

Добавить комментарий

Правила комментирования

Защитный код Обновить

Видео

900

monitoring

Последние комментарии

Наверх