«Я никогда не забуду детский предсмертный крик…»

Автор: Татьяна Гостенкова; Создано 11.02.2020; Категория: Статьи

Анатолия Ивановича Михайлова многие знали по блестящей игре на сцене Ачинского драматического театра. Коренной ленинградец, девятнадцатилетним пареньком с оружием в руках встал на защиту своего родного города. Читаешь написанные его рукой строки, и словно всё видишь своими глазами:

«...На фронте я был почти с самых первых дней войны. Через сердце перенёс боль и горечь вынужденных отступлений. Мне часто снятся по ночам глаза деревенских жителей, которые смотрели на нас, когда мы вынужденно покидали их деревни. В них не было упрёка, осуждения. Только боль и надежда на скорое освобождение…

В памяти остались эпизоды того времени, которые невозможно забыть. Ноябрь 1941-го. Я тогда находился в Ленинграде, в училище связи, где мы осваивали новые радио­станции.

***

…Около хлебного магазина, который располагался напротив училища, – ​длинная очередь. Люди простояли всю ночь, чтобы получить кусочек «жизни» весом в 125 г. Появилась повозка с хлебом, но не доехала, почти у самого магазина лошадь упала от истощения. Извозчик пошёл за помощью, его груз остался без присмотра. Никто не бросился к нему грабить и убегать… Стоящие в очереди люди окружили повозку и молча охраняли её. Все понимали: если украдут, то кто-нибудь из ленинградцев не получит свой кусочек и умрёт голодной смертью…

***

… На фронт я вернулся 16 ноября 1941-го. Наша дивизия тогда находилась на кольце Ленинградского озера, на так называемой Дороге жизни. Дело было ночью. Я с радио­станцией ехал по льду на санях, запряжённых двумя заморенными лошадьми. За нами двигалась полуторка, в кузове которой находись ребятишки, эвакуированные из Ленинграда. Фашисты круглосуточно бомбили единственную дорогу, связывающую город с Большой землёй. Весь лёд был в прорубях. Двигались медленно, объезжая их.

В один миг сани провалились, и мы оказались в воде. Мороз сковал всё тело. До сих пор не могу понять, каким чудом лошади смогли вновь выбраться. Я начал кричать шофёру, идущей за нами машины, предупреждая об опасности. Махал ему руками. Но грузовик медленно наклонился и ушёл под воду. Предсмертный крик детей будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь...

***

…Наш полк выбил фашистов из деревни Малая Вишера. Ворвавшись туда, увидели жуткую картину: посреди улицы лежала раздавленная танком женщина, а над ней – ​наклонившаяся маленькая девочка. Она понимала, но отчаянно звала: «Мама, мамочка, пойдём домой!»

Разве такое забудется? Никогда! В нашем роду Михайловых до вой­ны было 22 человека, после Победы осталось пятеро. Семнадцать человеческих жизней унесла война: кто погиб на фронте, кто умер в блокадном Ленинграде от голода. Семнадцать – ​только из нашего рода. А сколько по всей стране?..»

 

Добавить комментарий

Правила комментирования

Защитный код Обновить

treb_2020

Видео

Это очень по-ачински

grange2018

kapsib

zmi2017

monitoring

electromir2

stroymat2017

kumir2017

zaimi2018

sibcomp2017

evrookna2017

Последние комментарии

  • «Рота, подъём!»
    Молодца!; 4 часов назад
    Сбагрила пацана на целых семь лет, пожила вволю, а теперь ходит и сыном гордится. Очень хорошая мама.

    Подробнее...


  • «Рота, подъём!»
    Да вы что!; 4 часов назад
    Вот что врать-то? Никто там ничего не стирает, все грязное забирают родители и стирают дома. Развели ...

    Подробнее...


  • «Рота, подъём!»
    Знаем; 5 часов назад
    Мадам, ваш Давыдов может быть только офицером запаса, а кадетский корпус не имеет никакого отношения ...

    Подробнее...


  • «Рота, подъём!»
    Олика; 6 часов назад
    А вообще то это воспитатель Давыдов и он офицер.

    Подробнее...


  • «Рота, подъём!»
    Олика; 7 часов назад
    а что разве каждый ребенок выдерживает?? Ваши учатся там дети, там только из за питания можно сбежать ...

    Подробнее...

Как вы думаете, каким будет положение дел в нашем городе через 20 лет?

Будет лучше, чем сейчас
14 (17.5%)
Будет хуже, чем сейчас
46 (57.5%)
Останется примерно таким же
20 (25%)

Всего голосов: 80
Наверх