Благодарю, что был в судьбе

Автор: Валентина Колесникова; Создано 17.07.2019; Категория: Статьи

Глинозёмному комбинату – ​49. Для истории – ​срок короткий. А для людей? Целая жизнь. Те мальчики и девочки – ​гэпэтэушники, молодые инженеры, бригадиры, мастера давно уже стали седовласыми ветеранами. Ушли из жизни бывшие директора: Ткаченко, Чуприянов, создававшие коллектив АГК. Нет главного инженера Финкельштейна, начальника цеха спекания Гайдамакина, начальника цеха соды Тюльберова, секретаря парткома Чайковского, руководителя экспериментального цеха Чащина и многих-многих других, кто не мыслил жизни без этого колосса.

Они пережили всё: аварии, срывы сроков, ночные пробуждения из-за остановившейся печи и рухнувшей крыши, многочисленные субботники на производстве и затянувшиеся партийные собрания. Но они любили свои коллективы, ради которых прихватывали вечера и порой ночи. Люди верили лидерам и готовы были на любое дело. А у руководителей горели глаза, когда на сцену ДК в праздничные торжества выходили их подчинённые – ​нарядные, неловкие, не привыкшие быть на виду. Это строки рабочего человека о них, почётных и простых, горластых и застенчивых:

«Вы узнали – ​не узнали

Их, сидящих в этом зале,

Тех ребят, чумазых, потных,

А теперь в костюмах модных.

Тех девчат – ​в широких робах

Тоненьких таких и робких…»

Это была Семья АГК, где объединялись и горе, и радость, где, если кому-то плохо, сочувствовал весь коллектив. Они не боялись говорить горькую правду в переполненном зале своим руководителям. Помню, как начальник цеха гидрохимии Евгений Миронов, выступая, критиковал главного экономиста АГК Александру Сичкар – ​умницу, всю жизнь отдавшую этому производству: «А у Александры Ивановны любое разумное предложение на пороге кабинета, как на воротах виснет. Зато вамишникам (специалисты ВАМИ) эти ворота без всякого контроля открыты». А следом спекальщик Патов: «Эти учёные, форсунки на 2 градуса повернули – ​всеобщее ликование и премии. Только рабочий класс – ​в стороне».

Выступали смело, потому что в Семье не принято было ничего скрывать, потому что их слушали, советовались, и только потом принимали решения. Ну и, конечно, была небольшая ревность к экспериментаторам, пытавшимся сделать по-другому.

И я, так называемая «третья группа цехов», тоже чувствовала себя нужной в общем деле. Когда писала по просьбе директора Чуприянова в спецжурналы выступления, после которых отмечалось его мастерство изложения, и когда по «самое не могу» ходила по клинкеру в цехе помола цемзавода, и когда выступала на собраниях с критикой руководства. И уважения от этого не теряла. А объяснения в любви получала тоже в техническом стиле: «площадка спекообразования», «цилпебсы», «шлам», «верхняя отметка».

20 моих лет на АГК прошли, как один день, я даже и не заметила. И понимаю Ивана Михайловича, которого мы фотографировали на Проспект о комбинате у берёзки. Он тогда ответил на вопрос: «Что было самым главным для Вас в работе на АГК?» коротко: «Люди».

Железо ржавеет, механизмы разваливаются, лица стареют. Но та атмосфера, которая была в те годы, люди с их высокими требованиями к себе, уважение друг к другу, их вера и правда, сила убеждений и ошибки – ​не повторятся. Аппаратчица Надя Лазарева, электрик Володя Сорокалетов, технолог Лева Лубенский, председатель профкома Юра Шабанов, машинисты экскаваторов Николай Андропов и Иван Слюнин, депутат Верховного Совета шихтовщица Лидия Рыбакова, руководитель машбюро Нина Финашова и ещё сотни разных людей, с которыми переплетала меня судьба, как вам живётся? Хочу, чтоб хорошо. Вы заслужили.

Здесь я брала интервью у премьера СССР Алексея Косыгина, министра цветной металлургии Петра Ломако и министра строительства, руководителя КПРФ Геннадия Зюганова, у поэтов и писателей, выступавших в цехах. Меня многому научил тот коллектив: смелости, умению держать слово, ценить людей, в каком бы ранге они ни были. Даже кататься на водных лыжах и ходить под парусом. И я благодарна им. Они стояли у истоков начала жизни АГК и его отладки. Вы меня слышите, ребята? Спасибо вам за преданность делу, за поддержку, за ваши уроки. Я навсегда с вами.

...Жизнь идёт вперёд. Многое меняется. Приходят другие. Но это не мы – другие. У них будут свои неудачи и торжества. Потому что город – ​это всегда комбинат. Нам нельзя друг без друга.

 

Комментарии  

 
 
Был свидетелем
0 1 #4 Был свидетелем 21.07.2019 09:53
Цитирую Гоша:
Почему что-то хорошее надо всегда измазать?

Потому что это им нужно. Потому что пока не напьются крови - не успокоются, будут травить своим жужжанием жертву до полного ее изнеможения. Зачем? Да просто так, ради смеха, ради удовлетворения своей ненасытной похоти. Какая разница, кто жертва, ты, я или он. Унижают в равной степени любого и по полной, утверждая , как им кажется, свою низменную сущность.
Отшабашилось шакалье, теперь отсыпается в полном удовлетворении до следующего раза, не догадываясь, что следующего раза у кого-то может и не быть.
Цитировать
 
 
Гоша
1 0 #3 Гоша 20.07.2019 19:45
Почему что-то хорошее надо всегда измазать?
Цитировать
 
 
катя
0 0 #2 катя 19.07.2019 20:09
Как там парень, которого с ожогами в красноярскую реанимацию увезли?
Цитировать
 
 
Да уж ...
6 0 #1 Да уж ... 18.07.2019 22:27
Обо всём написали... Не упомянули лишь о том, как "благодарит" нынешнее руководство АГК людей, отдавших комбинату здоровье и, в конечном итоге, жизнь. И никогда не задавались вопросом, сколько рабочих умерли от онкологических заболеваний?
Цитировать
 

grange2018

kapsib

zmi2017

monitoring

electromir2

stroymat2017

kumir2017

zaimi2018

sibcomp2017

evrookna2017

Последние комментарии

Что вы делаете при плохом самочувствии?

Лечусь сам
35 (67.3%)
Жду, пока пройдёт
6 (11.5%)
Использую народные средства
6 (11.5%)
Иду к врачу
5 (9.6%)

Всего голосов: 52
Наверх