На память людям города дарить...

Автор: Валентина Колесникова; Создано 31.01.2018; Категория: Статьи

«Когда меня спрашивают о главной ценности комбината, я всегда отвечаю: люди».

И. Чуприянов.

Это не некролог. Некролог – короткое сообщение о смерти. А я хочу о жизни. Хочу рассказать немного об ушедшей эпохе и людях, которых так «щедро» нынче забирает время. А о мёртвых «либо хорошо, либо правду».

… Начало 90-х прошлого века. Мы сидим в невзрачном здании газеты «За ачинский глинозём», пьём чай из щербатых кружек и говорим, говорим… Вечером должно состояться собрание акционеров в ДК Ильича. Разговор – ​сплошная боль. Чуприянов знает, что следующим утром он, возможно, уже не будет директором АГК, но все еще надеется. Эта надежда – в его глазах, в желании поддержки, в рассказах о своей юности, которая пришлась на войну, о том, что сделано, построено, создано. Почему на фоне множества знакомых он выбрал именно меня? Я умею молчать? Или потому, что стал считать всех предателями: Валуна, Ашлапова, Шабанова и других? Он не верил в то, что успешное, стратегическое, важное для страны, предприятие станет чьей-то собственностью, будет переходить из рук в руки. Я понимала больше. Позже родилось две газетных статьи: «Коней на переправе не меняют!» – ​из разговора с Чуприяновым и «Загнанных людей пристреливают, не правда ли?» – ​интервью с Ашлаповым. Хотя до сих пор не считаю Николая Ашлапова виновником грядущих бед. Это была политика Олега Сосковца – ​вице-премьера председателя правительства: ограничение поставок глинозёма, толлинг, полный выкуп оставшихся акций. Чтобы забрать комбинат, АГК первым в стране признали банкротом, а Ашлапов просто стал «мальчиком для битья». По-другому быть не могло.

В заключение почти трёхчасового разговора просила Ивана Михайловича об одном: что бы ни случилось, на собрании быть сдержанным.

Не смог. Услышав речь подкованного, шустрого, скользкого юриста братьев Чёрных, вышел на балкон и начал кричать о несправедливости происходящего. Это был хриплый крик беспомощности. Его оттащили, воцарилась напряжённая тишина, слышен был лишь звук клацаемых затворов. Зал металлургов, знающих, что такое работа, любивших завод, но по провинциальному наивных, с трудом улавливающих, что происходит, потрясенно молчал. Я не забуду этого. Не забуду и последствий: выбитых стёкол инженерного центра, забаррикадированного здания управления АГК, сала и самогонки в цехах – ​единственной пищи людей. Как быстро растаскивали комбинат большие и маленькие бесы!

Порой называют правление Чуприянова застоем. Но не дай нам Бог жить во времена перемен… В его бытность: это завод фтористого алюминия, автоматизированная система управления печами, новые «нитки» цемзавода, завод силикатного кирпича, подсобное хозяйство, рыбный цех и многое другое. Плюс строительство школ, детских садов, огромный социальный блок. Может, он и не был глубоким профессионалом, но зато независимо от приязни смог подобрать спецов: Валуна, Чайсковского, Метелкина, Панина, Миронова, Шабанова, Сичкар, Тюльберова, Гайдамакина, Курикишу, Званцева, Чащина – ​все они были теми кирпичниками, которые составляли профессиональную классную команду руководителей. Эти люди росли, мудрели на производстве, порой начинали критично относиться к своему директору, но они, как и он, ночью и днём были рядом с людьми, ценили их.

Вообще комбинат был настолько единым организмом, пронизанным идеологией «мы работаем на будущее», что вряд ли это возможно повторить в нынешнее время. Рабочие привыкли – ​случись что – рядом будут все: от бригадира до директора.

У Маяковского есть стихи: «мне и рубля не накопили строчки, краснодеревщики не слали мебель на дом, и кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести, мне ничего не надо». У Чуприянова была отличная возможность с лихвой позаботиться о себе. Но когда у него в день 90-летия спросили, что бы ему подарить, он коротко ответил: «Деньги!» Потому что элементарно не хватало на лекарства и продукты питания. Зато он, бессребреник, щедро дарил свою душу Ачинску, горожанам. Развивается посёлок «Чуприяновка», есть улица Чуприянова, остались память и уважение людей.

***

Когда его хоронили в городском Дворце культуры, вглядывалась в множество знакомых и незнакомых лиц и думала: бессмертным человека делает только его жизнь. Какой автограф он оставит на эпохе? Для одних – это штаны и машины, для других – ​города. «Не каждому дано так щедро жить, на память людям города дарить». Никто не помнит, каким председателем горисполкома была Анна Ворошко, а вот пляж и насаженную рощу – ​«Нюркину рощу» – ​знают. Легендарного врача Леонтия Патушинского, купцов Бородавкина и Мокроусова помнят, героев войны – ​Назарова и Лапенкова, Владимира Чайковского, Геннадия Лопаткина, собравшего единственную полноценную историю Ачинска, и Василия Янчевецкого, создавшего трилогию о Чингиз-хане вспоминают. Ты – это твои дела. Не деньги, машины, коттеджи, и даже не дети.

Мы порой подолгу разговаривали с Чуприяновым по телефону. Часто спорили – жёстко, резко, – ​у него всегда хватало мужества признавать ошибки. Я, к сожалению, никогда не была «дамой, приятной во всех отношениях». И на собраниях, в газете часто критиковала Чуприянова. Однажды написала нелицеприятную статью о его сыне. Толя тогда был замдиректора рембазы и не ремонтировал крышу цеха – дождь лил прямо на новые станки с числовым управлением. «Доброжелатели» подсказали: «Да уволь ты ее!» – «Что?! – возмутился Чуприянов. – ​Я профессионалов на кого попало не меняю».

Может, поэтому, зная характер Ивана Михайловича, Валун позже попросил у него прощения: «Прости. Дураком был, ничего не понял». И Чуприянов простил. Он сам рассказал мне об этом. Прощение – не слабость, это – ​величие, это мудрость.

Иван Михайлович умер в дни 80-летия Владимира Высоцкого – ​его современника. И закончить воспоминания хочется строками Высоцкого:

Наше время иное, лихое,  но счастье, как встарь, ищи,

И в погоню за ним мы летим, убегающим вслед.

Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей,

На скаку не заметив, что рядом товарищей нет…


Павел Ростовцев, депутат Законодательного Собрания Красноярского края:

– Ушёл Почётный Гражданин, созидатель, патриот, посвятивший большую часть своей жизни масштабной и ответственной работе по развитию АГК, города и Ачинского района.

Жизнь Ивана Михайловича – ​это пример человеческого достоинства, порядочности, беззаветного служения людям, своей Родине. Благодарность ему навсегда останется в наших сердцах.

 

Василий Журко, экс-депутат Госдумы:

– Приношу искренние соболезнования семье, близким и жителям города в связи с тяжёлой утратой уважаемого человека, Почётного жителя Ачинска Ивана Михайловича Чуприянова.

Я знаю (было время мы общались на разные темы), как Иван Михайлович переживал за комбинат, его работников и всех жителей города. Всю свою сознательную жизнь отдал на развитие города, своего любимого комбината. При его непосредственном руководстве процветал АГК и Ачинск. И благодаря поддержке Ивана Михайловича я был избран первым депутатом ГД РФ. Пусть будет память о его заслугах перед нашей страной.

С уважением к семье и жителям Ачинска.

 

Иван Яценко:

– Мы проводили последнего советского директора АГК – ​И. М. Чуприянова, который честно отработал не один десяток лет, подарив жителям школы, сады, пионерские лагеря, магазины, стадионы, жильё и многое другое.

Большая редкость встретить подобного руководителя – ​честного, открытого, правдивого, думающего о городе, крае. Жаль, что построил он, а этим незаслуженно воспользовались другие.

Он работал честно и ушел с почётом.

Особую благодарность заслуживают заммэра В. И. Аникеев и жена – Зинаида Антоновна Чуприянова, которая поддерживала его здоровье. Благодаря заботе они продлили его жизнь.

Мы будем всегда помнить его.

 

Добавить комментарий

Правила комментирования

Защитный код Обновить

treb2018_1

grange2018

zmi2017

monitoring

electromir2

evrookna2017

stroymat2017

kumir2017

sibcomp2017

Последние комментарии

Видео

 9 мая 2018 в Ачинске

Считаете ли вы, что мы живём в свободном обществе?

Наверх